Реформа СБУ: измениться, чтобы выжить, или законсервироваться, чтобы зарабатывать

Реформа СБУ: измениться, чтобы выжить, или законсервироваться, чтобы зарабатывать
Реформа СБУ: измениться, чтобы выжить, или законсервироваться, чтобы зарабатывать

Ведь контрразведывательную защиту государства - труд в основном незаметный. Он дает значительно меньше публичных дивидендов, чем использование Службы безопасности для борьбы с «разбойниками» или с перегруженными фурами на дорогах.

Но в текущем своем состоянии Служба не может эффективно справляться с теми задачами, которые ставит перед нами война и ожидания граждан по повышению безопасности, пишет LB.ua.

Казалось бы, все семь лет говорят о необходимости реформы СБУ. Это и наши западные партнеры, для которых специальные службы являются мерилом общей эффективности государства и готовности Украины к интеграции в Североатлантическую систему безопасности. Это и украинские эксперты и военные, не раз обращавшие внимание на то, что большая численность службы не добавляет ей эффективности. А широкий круг полномочий мешает сконцентрироваться на самом важном - контрразведке. Это и украинский бизнес, который перманентно жалуется на давление со стороны спецслужбы.

В последние дни выглядело так, что воз реформы спецслужбы наконец сдвинулся с мертвой точки. Комитет доработал президентский проект и учел практически все, о чем столько времени говорилось-балакалось. Но теперь на сцену вышел глава СБУ, который заявляет, что реформа плохая и для его структуры очень опасна. Несколько отдельных тезисов интервью Ивана Баканова заслуживают особого внимания и детального разбора, но обо всем по порядку.

Не дискриминация, а война

По словам председателя Службы безопасности, запрет работать в его органе лицам, имеющим близких родственников в России - это большая дискриминация. Настолько большая, что он ее сравнил с проявлениями нацизма и отметил, что так недалеко и до нашивок со звездой Давида, которие нацисты заставляли носить на одежде евреев.

Но это далеко не так. Запрет работать в СБУ тем гражданам Украины, которые имеют близких родственников в России - не дискриминация, а лишь одна из вынужденных войной мер для уменьшения влияния на наше государство со стороны агрессора. Ведь воюем мы не против выдающихся гуманистов, а как раз наоборот. Наш враг жесток и циничен. Его тактика - использовать нашу доброту против нас. Действовать из-за спин наших же людей.

А чем еще можно так же легко и эффективно нажать на человека, как не через его семью. Поэтому как минимум на время, пока будет продолжаться война, такое ограничение является рациональным и необходимым и должно распространяться не только на работников СБУ, но и на всю управленческую верхушку государства. Это решение убережет страну от возможного воздействия вражеских спецслужб, а родственников сотрудников СБУ, живущих в России, от давления и преследований.

Следовательно, ни о какой дискриминации речь не идет. Речь идет исключительно о безопасности ради выживания.

Лента за лентой патроны подавай, молодой ДГЗшник в бою не отступай

Реформа СБУ ведет к существенному сокращению численности персонала службы из-за отказа от несвойственных функций. Таких как защита всей экономики, борьбы с коррупцией, следствия. Также она предусматривает отчуждение от Службы безопасности длинного списка несвойственного ей имущества, которое есть на ее балансе и обслуживающее немалое количество людей.

Однако, господин Баканов считает, что сокращение численности СБУ сильно ослабит, потому что в России и Беларуси количество работников спецслужб значительно больше.

Но как показывает оккупация Крыма, количество не означает качество. Ведь даже более полутора тысяч СБУшников не смогли хоть как-то противодействовать российскому сценарию на полуострове, а большинство из них вообще перешли на сторону врага. Так же сложно назвать очень удачной работу СБУ в течение семи лет войны, хотя штат Службы насчитывает более 30 000 специалистов.

Не менее интересно посмотреть, чем же сейчас занимается такое большое количество людей в СБУ. Пожалуй, самым большим департаментом «конторы» является ДХО - департамент хозяйственного обеспечения.

Из самого названия понятно, что эта структура не борется ни с какими врагами. Она обслуживает саму службу, а также принадлежащие ей заведения и учреждения. Среди них несколько санаториев в горах и на побережье моря, детские сады, поликлиники, общежития и прочее, что осталось в наследство от советского КГБ.

Новости по теме: Визит Дмитрия Торнера в ОПУ: почему информация появилась в СМИ только спустя восемь месяцев?

Также в состав этого департамента входят службы, которые занимаются такими вещами как ремонт оргтехники или офисной мебели и ответственные за другие бытовые вещи. Абсолютное большинство этих людей являются военнослужащими и пользуются всеми льготами и гарантиями военнослужащих, включая право на льготную пенсию и на служебное жилье. Сами работники службы нередко жалуются, что первыми квартиру получает не тот, кто борется с врагом, а именно высокие чины ДХО.

Поэтому было бы очень интересно послушать о том, какова зависимость между безопасностью государства и работой ведомственных санаториев. А также хотелось бы узнать, почему для ремонта оргтехники или стульев обязательно нужны военнослужащие, а их работа настолько опасна и сложна, что они имеют социальную защиту наравне с контрразведчиками или бойцами Альфы.

Чтобы исправить очевидную проблему СБУ, нужно передать государству несвойственное ей имущество, а с ним значительную часть персонала, который это имущество обслуживает. Остальную часть сотрудников ДХО стоит сделать обычными гражданскими работниками, чтобы налогоплательщики не платили за ремонт мебели на уровне с борьбой с терроризмом.

Третью часть персонала службы придется сократить после потери ею функций досудебного следствия, борьбы с коррупцией и защиты экономики. Вместе это дает возможность быстро уменьшить численность работников СБУ вдвое и больше. Ориентировочно до 12-15 тыс. человек, и при этом ни один контрразведчик не пострадает, а наоборот - получит шанс на достойную плату.

Борьба с коррупцией: третий - лишний

Среди прочего глава Службы безопасности говорит, что борьба с коррупцией - это вопрос национальной безопасности. Однако, закон предусматривает совсем другое. В частности, Закон «О национальной безопасности» не включает НАБУ в систему органов сектора безопасности и обороны. Хотя антикоррупционное бюро противодействует коррупции на высших ступенях власти, то есть там, где угроз государству потенциально больше.

И это не случайно. Такое решение является вполне оправданным, потому что борьба с коррупцией рассматривается как один из элементов обеспечения правопорядка. А эта система существует отдельно от безопасности и обороны для того, чтобы обеспечить беспристрастность в ходе оперативно-розыскных мероприятий и во время досудебного расследования.

С другой стороны, с коррупцией на низших уровнях борется национальная полиция. Поэтому для СБУ банально не осталось свободной ниши в этой сфере. С тех пор, как появилось НАБУ, Служба безопасности тлишь дублирует чужие полномочия. Хотя ей и своих хватает с лихвой.

Также сложно согласиться с главой СБУ относительно необходимости сохранения собственного следствия и борьбы с экономической преступностью. Но ответы на эти вопросы уже не раз разжовывались в деталях, поэтому нет смысла повторяться.

Важнее другое - фамилии руководителей СБУ меняются, но неизменным остается нежелание реформировать службу, даже несмотря на очевидную в этом потребность. Дело в том, что именно СБУ в текущей ее версии дает человеку во главе этого государства просто колоссальную власть и политическую, и экономическую. Но из-за этого основная задача спецслужбы оказывается вне контекста внимания ее руководителей.

Ведь контрразведывательную защиту государства - труд в основном незаметный. Он дает значительно меньше публичных дивидендов, чем использование Службы безопасности для борьбы с «разбойниками» или с перегруженными фурами на дорогах. Но в текущем своем состоянии Служба не может эффективно справляться с теми задачами, которые ставит перед нами война и ожидания граждан по повышению безопасности.


Комментарии:

comments powered by Disqus
22:35 В МВД рассказали о деле задержанного замминистра транспорта России Токарева
22:31 «Холодильник.ру» уже не тот: финансовое положение онлайн-ретейлера ухудшается с каждым днем
22:28 «Листвяжная» между Цивилевым и Федяевым
22:23 Китайская затея олигарха Авдоляна
22:05 Николай Удянский: Кто стоит за криптовалютным аферистом?
22:01 Неактивные активы Мошковича
21:30 20 миллиардов и секс-вечеринки. Что мы знаем о семье султана Брунея
21:26 Паркинг в Радонежском. ТДСК вновь нарушила законодательство?
21:18 У Навального показали новые фотографии "дворца Путина": среди них и снимок комнаты с шестом
21:05 Не жизнь, а "Сказка": по каким схемам строят бизнес приближенные вице-премьера Хуснуллина
21:03 В Алматы нашли захоронения участников демонстраций
20:57 Токарев уходит на Восток
20:32 Подстава для доцента: следователи Бастрыкина проверят провокацию в вузе Колокольцева
20:29 Спустя 31 год после смерти Талькова в России заочно арестовали подозреваемого в его убийстве
20:26 Майор ФСБ, признавшийся в создании ЧВК для совершения разбоев, отказался от показаний
20:23 Центральный банк выступил за полный запрет криптовалюты и ее майнинга в России
20:20 Завершено расследование уголовного дела экс-министра Михаила Абызова
20:17 Экс-футболист "Реала" и "Милана" признан виновным по делу об изнасиловании
20:14 Бывшего Папу Римского обвинили в бездействии из-за насильников в церкви
20:09 «Газпром трансгаз Югорск» вмешался в оперативно-розыскные мероприятия ФСБ. Подчиненным Созонова предъявили грубые нарушения лицензии